Звонить не раньше января. Будет ли уголь в Алтайском крае и на что рассчитывать людям

0
13

Звонить не раньше января. Будет ли уголь в Алтайском крае и на что рассчитывать людям

Районы Алтайского края один за другим заявляют о дефиците угля для населения и резком росте цен на него. В правительстве края уверены, что в ситуации с поставками твердого топлива улучшилась, но отмечают, что снизить цены уже вряд ли получится. А потому 23 ноября во время «прямой линии» с населением губернатор пообещал пересмотреть  механизм субсидирования закупок угля для муниципалитетов. Будет ли уголь в Алтайском крае и на что рассчитывать людям, разбирался amic.ru.

За рубежом — выгоднее

Из-за больших объемов экспорта угля за рубеж Алтайский край столкнулся с его нехваткой. Многие жители просто не смогли приобрести твердое топливо до начала зимы и сейчас им нечем топить печи. Небольшие партии, попадающие на рынок, разлетаются по бешеным ценам. 

«Что творится с углем и дровами в этом году — уму непостижимо. Уголь от 3 до 5 тысяч рублей за тонну. Чтобы протопить небольшой дом, нужно три тонны угля, да еще дров на растопку. Машина колотых дров стоит 11 тысяч. Это 26 тысяч нужно просто, чтобы не замерзнуть зимой. А пенсии в основном на Алтае от девяти до 12 тысяч. Пенсионеры уже даже не выживают», — написала в редакцию amic.ru читательница из Михайловского района.

Звонить не раньше января. Будет ли уголь в Алтайском крае и на что рассчитывать людям

Поставщики угля отмечают, что, как и в случае с металлом и древесиной, сложная ситуация с углем сложилась из-за больших объемов экспортных поставок в Китай и Европу. Цены на топливо растут на внешнем рынке и владельцам угольных предприятий выгоднее выходить за рубеж, чем поставлять его на внутренний рынок. Тем более — в такой экономически бедный регион, как Алтайский край. Впрочем, с дефицитом столкнулись практически во всей Сибири, отмечает директор одной из сибирских угольных компаний (имеет складскую сеть в Новосибирской области, поставляет топливо в несколько регионов СФО — прим.ред).

По его словам, еще летом 2021 года, когда резко вырос объем экспортных поставок, стало понятно, что грядет дефицит.

«В сентябре ситуация уже была катастрофической», — говорит собеседник amic.ru. По словам предпринимателя, его компания на данный момент не может исполнить свои обязательства по контракту со Славгородом — топлива просто нет.

«На складах угля вообще нет. Ни у кого. Все закрывают крупные контракты, не говоря уже про спотовый рынок (рынок реальных сделок – прим.ред.) продажи угля населению. Мы везем в Славгород 30 тыс тонн, что примерно составляет половину их годового объема. На сегодняшний день мы им должны были привезти по 10 тысяч тонн в августе, сентябре и октябре. А доставили только 4,5-5 тысяч тонн. Остальное просто физически не можем. На внутреннем рынке нечем торговать, хотя сейчас должен быть самый пик. В это время всегда было до пяти тысяч тонн запасов».

Предприниматель утверждает, что эта проблема коснулась и крупных игроков, таких как СУЭК (Сибирская угольная энергетическая компания),  АТК — (Алтайская топливная компания): «у них тоже не хватает ресурсов, потому что все идет на экспорт».

Поставщики недоумевают, почему власти молчали о сложившейся ситуации. Директор угольного предприятия отмечает, мол, сначала думали, что информация замалчивается из-за сентябрьских выборов. Но и в ноябре понимания, как будут развиваться события дальше, нет.

Везти нечего и не на чем

Рост спроса на российский уголь на европейском и азиатском рынках (причем, не только Китай, а также Корея и Япония) — ключевая, но не единственная причина, из-за которой в Алтайском крае столкнулись с нехваткой твердого топлива.

Вторая большая проблема — дефицит подвижного состава. Уголь просто не на чем везти.  Представители крупнейших перевозочных кампаний, таких как ФГК (Федеральная грузовая компания), ПГК (Первая Грузовая Компания), НПК (Новая перевозочная компания) объясняют это целой совокупностью причин. Во-первых, загруженность восточного направления железной дороги. Именно туда шли вагоны с углем на экспорт. А оперативно выгрузиться и приехать обратно не смогли и сейчас стоят в больших пробках. «Если ранее с момента загрузки и выгрузки и возврата вагона требовалось условно 10 суток, то сейчас стоят по три месяца», — отмечают продавцы угля.

Во-вторых, часть вагонов не смогли пройти плановое ТО и ремонт из-за существенного роста цен на металл. Поэтому сейчас простаивают. 

И в-третьих, значительная часть подвижного состава на данный момент задействована на строительстве дорог в рамках программы «Национальные проекты России». Все это сказалось на количестве свободных вагонов для перевозки угля, щебня и прочих грузов.

«Если нам перевозчики говорили в сентябре, что к ноябрю-декабрю ситуация решится, то сейчас говорят звонить не раньше января. А по факту никто не может назвать какую-то конкретную дату», — говорит директор угольной компании. Он отмечает, что Казахстан, в котором возникла такая же проблема, решил вопрос на государственном уровне, просто закрыв границы:  

«Проблему надо решать глобально. Ситуация ведь не только с кузбасским углем, аналогичная проблема в Казахстане, откуда мы тоже везем. Они в приказном порядке запретили вывозить вагоны за пределы страны, пока не обеспечат потребности внутренней энергетики республики. Это, кстати, вариант решения проблемы: два-три месяца они будут работать на внутренний рынок, потом, пожалуйста, можно рассчитывать на их вагоны для поставки угля  в Россию. Можно и у нас так сделать, но на это нужна политическая воля».

Что делать будем?

По мнению губернатора Алтайского края Виктора Томенко, сейчас ситуация с поставкой угля в регионе лучше, чем в начале осени. Хотя в некоторых регионах дефицит пока сохраняется. Об этом он сообщил во время «прямой линии» с жителями края, прошедшей 23 ноября. Глава региона добавил, что для этого пришлось «бегать за поставщиками» и «уговаривать». Но повлиять на цену твердого топлива краевые власти не в силах. А потому, как отметил губернатор, «с большой вероятностью надо предполагать, что это новая реальность по стоимости угля, новый уровень цен, с которым придется жить». 

«Уголь подорожал, стало интересно продавать его за границу, у добывающих предприятий возникли проблемы с подвижным составом. Поставщики угля цену резко подняли. К сожалению, этот вопрос на государственном и законодательном уровне не отрегулирован. До августа все шло без перебоев, но затем наступил дефицит. И пришлось уговаривать наших поставщиков уголь в принципе поставить, а с ценой потом будем разбираться. Ведь совсем оставить край без угля невозможно», – сказал Виктор Томенко.

Так как власти не могут справиться с ростом цен на твердое топливо, губернатор сообщил, что в регионе намерены пересмотреть механизм субсидирования закупок угля для муниципалитетов. 

В целом на весь отопительный сезон жителям края требуется около 1 млн тонн угля и 200 тысяч кубометров дров. В Алтайском крае уголь добывают в небольших количествах только на Мунайском разрезе. Практически весь объем приходится закупать в Кемеровской области и Казасхстане. В алтайском минстрое отмечают, что по сравнению с прошлым годом кузбасский уголь подорожал на 60%, а его доставка по железной дороге — на 50-60%.

Звонить не раньше января. Будет ли уголь в Алтайском крае и на что рассчитывать людям

В то же время власти заявляют, что запасы угля на площадках Алтайского края для объектов малой теплоэнергетики составляют 130,9 тыс. тонн — это более 100% от нормативного запаса. А чтобы не допустить ЧС, сформирован краевой резервный запас угля в объеме 29,68 тыс. тонн.

Ранее amic.ru сообщал, что на дефицит угля пожаловались жители Новичихинского, Поспелихинского, Хабарского, Третьяковского, Михайловского, Каменского, Локтевского районов. По словам главы Сибирского сельсовета Первомайского района Олега Боронина, наблюдалась тревожная ситуация, когда «не просто дорожает уголь, а нужно за ним в очереди стоять», в Целинном, Тогульском, Кытмановском, Заринском  и Ельцовском районах.

Депутат от КПРФ Александр Ткачев обратился в Федеральную антимонопольную службу и потребовал проверить ситуацию с поставками угля в Алтайском крае. «У нас получается, что стратегически важная отрасль экономики обслуживает чьи-то интересы за границей и работает ради прибыли, а не ради граждан, обречённых замерзать в своих домах», отметил он в своем обращении. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь